FB2 библиотека

Поиск по библиотеке:


ОТДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ:


Романтическая фантастика fb2
Шедевры фантастики fb2
Фантастический боевик fb2
Книги вселенной X
Социальный эксперимент fb2
Космоопера fb2
Киберпанк fb2
серия mass_effect fb2
Редкая фантастика fb2
Детективная Фантастика fb2
Постапокалипсис fb2
Макс Фрай fb2
Мистика и Ужасы fb2
Юмористическое Фэнтези fb2
Невероятно - но факт!
Плоский мир Терри Пратчетта
Научная фантастика fb2
Юмористическая фантастика fb2
книги Александра Лысенко
Аномалия fb2


Скачать программы для чтения fb2:
CoolReader для Windows
CoolReader для Android
CoolReader для Linux

Файловый архив

Размещение ваших книг fb2 в библиотеке бесплатно.

Внимание! / Warning!






Особый вид фантастики «Боевая фантастика» представлен в виде жанра, который описывает разнообразные войны, они происходят в будущем, в их составе находится много элементов из мира невероятных явлений. Можно отметить совпадение терминов боевой и военной фантастики. Но в боевом жанре более примитивный сюжет, кроме того больший упор делается на упорность. Стремительность во время повествования. Первые фантастические произведения описывались в девятнадцатом веке, но боевая фантастика появилась в двадцатом веке, здесь можно наблюдать придерживание жанра космооперы. Боевая фантастика с успехом себя проявляла, когда напряжение в мире существенно нарастало. На пике холодной войны появился данный вид жанра.

«Восхождение по карьерной лестнице», «Командирская», «Рядовая» - книги боевой фантастики. Читать онлайн их можно на многих сайтах сети Интернет. Здесь присутствует много терминов, они могут несколько отличаться в разных странах.

В центре внимания всегда находится битва с кровью и жестокостью, но все это имеет существенное значение. Важными слагаемыми войны является политика, стратегия, дипломатия, этика и мораль. Большая часть боевой фантастики является неким развлечением. Но во многих произведениях авторы затрагивают очень серьезные вопросы, они стремятся выяснить причины, делают их анализ, учитывают исторические события. Во многих случаях можно наблюдать поведение людей в экстремальных ситуациях. До читателей иногда доносятся антивоенные идеи. Библиотека научной фантастики FB2

Вы находитесь в отделе библитеки, под названием   'Фантастический боевик fb2'

  
Книг в разделе: 761
Всего страниц: 77
Книг на страницу: 10
Текущая страница: 25
Страницы: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77]
книга fb2 Андрей Круз
Мария Круз
Двери во Тьме
На что идут люди ради того, чтобы добиться своей цели? На что готов пойти ты, чтобы вырваться из мрачного и опасного мира, в котором оказался? Что сделаешь для того, чтобы остаться с любимой женщиной? Чем ради нее пожертвуешь? Почему, несмотря ни на что, самым страшным врагом человека остается человек? И как все же оставаться человеком там, где оставаться им сложно?
fb2 библиотека фантастики

читать книгу в формате fb2 онлайн
ЧИТАТЬ КНИГУ ЛЕНТОЙ
757 2012 Круз А., Круз М. Двери во Тьме.fb2

ЧИТАТЬ КНИГУ ПОСТРАНИЧНО
757 2012 Круз А., Круз М. Двери во Тьме.fb2

ЧИТАТЬ КНИГУ ПОСТРАНИЧНО ДЛЯ МОБИЛЬНЫХ УСТРОЙСТВ
757 2012 Круз А., Круз М. Двери во Тьме.fb2

ЧИТАТЬ КНИГУ В 2 ПОЛОСЫ (тест)
757 2012 Круз А., Круз М. Двери во Тьме.fb2


читать книгу в формате fb2 онлайн
СКАЧАТЬ КНИГУ В ФОРМАТЕ FB2
757 2012 Круз А., Круз М. Двери во Тьме.fb2
 


книга fb2 Джеймс С.А. Кори;booktran
Мясник станции Андерсон
Новая история из мира «Пространство» Джеймса Кори (псевдоним Дэниэла Абрахама и Тая Фрэнка). Добро пожаловать в будущее! Человечество успешно колонизировало Солнечную систему: Марс, Луна, Пояс Астероидов уже заселены, но звёзды по-прежнему остаются недоступными. Придёт день и полковника Фреда Джонсона провозгласят героем системы. Наступит день, когда он встретит доведённого до отчаяния смертельно опасной тайной человека на украденном космическом корабле и протянет ему руку дружбы. Но ещё задолго до того, как он стал лидером Альянса Внешних Планет, у Фреда Джонсона было совершенно другое имя. Мясник станции Андерсон.

Скачано с сайта:
http://gigakniga.com


Джеймс Кори — Мясник станции Андерсон


Перевод с английского: ilves_ArtO, SchwammKopf и другие, notabenoid.com, 2013.
Вычитка и редактура: rediens, schwammkopf.
Для booktran.blogspot.ru, 2013.
Иллюстрация на обложке: Ян Аршель (Jan Urschel), www.cynocephalus.com




***


Когда Фред был маленький, пяти-шести лет от роду, в доме своего дяди, в подвале он как-то заметил сорняк. Несчастное растение, бледное и худое, в несколько раз длиннее здоровых растений во дворе, неестественно деформировалось — оно тянулось к лучам света.
За стойкой бара стоял мужчина. Он, как тот сорняк, худой и высокий, тоже с жадностью тянулся к чему-то, чего у него никогда не было… и не будет.
Астеры — представители Пояса Астероидов — все они были как этот.
В баре играла музыка. Мелодия — ритмы Панджаби, на фоне которых вокалистка высоким голосом читала рэп, одновременно на разных языках. Астеры разговаривали на целой смеси языков — креольских, которым свойственна такая языковая какофония.
Изрядно потрёпанный патинко[1] в дальнем конце зала звенел и подпрыгивал. Сладко пахло гашишем.
Фред откинулся на барный стул, который по своим размерам явно предназначался для кого-то повыше, чем он, и мягко улыбнулся.
— В чем, чёрт возьми, дело? — спросил он.
Бармен, возможно, был китайцем или корейцем или смесью этих двух. Скорее всего, его семья приехала во время первых волн миграции. Пять поколений, вкалывавших за чистый воздух, умещавшихся большими семьями на семи койках в исследовательских ракетах, а когда они смотрели на солнце, то видели они всего лишь ярчайшую звезду… в лучшем случае. Тяжело было назвать их людьми.
— Все в порядке, шеф, — ответил бармен, но не сдвинулся с места. В зеркале за баром Фред увидел, как открылась входная дверь.
Медленно и спокойно вошли четверо астеров. У одного из них на руке была повязка с расколотым кругом Альянса Внешних Планет.
Фред увидел, что его заметили, а один из них — узнал его.
Рефлекторно в кровь выбросило приятную струйку адреналина.
— Тогда может нальешь мне чего-нибудь?
Бармен какое-то время стоял неподвижно, но затем зашевелился.
Вращение станции создавало гравитацию, и виски лилось как-то не естественно, но не настолько, чтобы Фред с уверенностью мог сказать, что не так. Понятно, что на станции Церес, действовала сила Кориолиса[2](в связи с её вращением), однако вызвать такое отклонение она не могла, во всяком случае, не так близко к поверхности астероида.
Бармен толкнул стакан, и тот проскользил по поверхности стойки прямо в руки Фреда.
— За счет заведения, — сказал мужчина, и спустя секунду добавил, — полковник.
Фред встретил его пристальный взгляд.
Воцарилась тишина.
Он выпил неразбавленный виски. Рот обожгло, а на языке остался странный привкус каких-то старых грибов и хлебной плесени.
— У вас есть что-нибудь без забродивших грибов? — спросил Фред.
— Als u aprecie no, koai sa sa? — произнес кто-то за его спиной. — Если тебе не нравится, то что ты здесь делаешь?
Фред развернулся.
Один из только что вошедшей четверки пристально уставился на него. Он был довольно широкоплечим для астера. Наверное, пилот меха. Или просто проводит много времени в спортзале. Некоторые жители внешних планет работали на тренажерах, тягали железо и пили дорогие препараты, желая получить то, что им никогда не позволила бы гравитация.
Что ты здесь делаешь? Хороший вопрос.
— Я всё-таки люблю виски нормальное, злаковое. А если вам нравится грибное пойло — то не смею отговаривать.
Пилот поёрзал на стуле.
Фред решил, что тот собирается встать, но вместо этого мужчина пожал плечами и отвернулся. Его друзья обменялись взглядами. Тот, что с повязкой, вынул ручной коммуникатор и быстро начал печатать на экране.
— У меня есть немного бурбона с Ганимеда, — сказал бармен. — Не бесплатно.
— Ну, отлично, меня это не остановит, — ответил Фред, поворачиваясь обратно. — Давай бутылку.
Бармен наклонился. Он повозил рукой под барной стойкой. Вероятно, там был пистолет. Фред мог даже представить, что там, что-нибудь, предназначенное для запугивания, а если же напугать не удастся, то, возможно, и для убийства. Может, дробовик со специально отпиленным стволом — для стрельбы с близкого расстояния.
Фред напрягся в ожидании, однако бармен достал бутылку и поставил её на стойку, отчего Фред почувствовал быстрый прилив облегчения… и разочарования.
— Дай чистый стакан, — сказал он.
— Как я полагаю, — произнёс бармен, потянувшись к стойке с посудой по другую сторону бара. — Вы здесь с какой-то целью. Мясник Станции Андерсон и в баре астеров…
— Я просто хочу выпить, — сказал Фред.
— Просто так никто не пьет, — подметил бармен.
— Я — исключение.
Бармен усмехнулся.
— Да, исключение, — он низко наклонился, так, что их глаза оказались почти на одном уровне. — Посмотри на меня, полковник.
Фред открыл бутылку с бурбоном, налил себе немного, закрыл. Бармен не шевелился. Фред посмотрел в его тусклые карие глаза. Он хотел что-нибудь сказать, может быть как-нибудь оскорбить его, съязвить, принизить.
В зеркале что-то шевельнулось. Астеры, вошедшие ранее.
Фред готовился к выстрелу, удару ножом или кулаком, но ничего это не последовало — на него накинули черный мешок.




***


Три года назад всё было по-другому.
— Дагмар на подходе, все свободно, 90 секунд до стыковки.
Фред сделал немного тише звуки, доносившиеся из динамика; теперь переговоры между пилотами звучали как тихая музыка, словами которой были передаваемые значения координат и направления векторов. 90 секунд до начала атаки первой атакующей группы.
Казалось, будто целая вечность.
Фред тяжело выдохнул, от чего, лишь на мгновение, произошло запотевание внутренней части шлема. Он хотел потянуться, но из-за конструкции амортизационного кресла полностью вытянуться не получалось.
На экране командного пульта шел обратный отсчет: 83 секунды до стыковки со станцией Андерсон. На все действия у Фреда ушло 7 секунд.
Он переключился на камеру наблюдения, установленную на передовом шлюзе Дагмара. Дагмар — это десантное транспортное средство, предназначенное специально для стыковки с любым кораблем (или космической станцией), в корпусе которого оно способно прорезать проход-дыру. На экране появились 200 бойцов, крепко пристегнутых внутри бортовых капсул-сидений. Оружие крепилось тут же, рядом с солдатами, на фиксаторах.
Дверь в шлюзе открывалась на манер ирисовой диафрагмы, после того, как судно уже закреплялось на корпусе корабля и проделывало в нем отверстие-проход для атаки десанта.
Десантники выглядели спокойно, хотя разобрать выражение их лиц было тяжело за герметизированными силовыми бронескафандрами. Подготовка десантников происходила на станции Луна в условиях малой гравитации или же полной невесомости. Целью таких тренировок было научить бойцов вести себя в таких условиях так же, как и при обычной (естественной) гравитации.
Боролись и со страхами бойцов: их тренировали в стесненных условиях космического корабля, где они должны были продвигаться внутри сильно замкнутых металлических коридоров, с постоянными резкими поворотами и пересечениями, пока новобранцы не перестали вздрагивать от каждого звука.
Они также хорошо знали, что во время штурма атакующая группа могла потерять до 60 % личного состава, и это цифра их совершенно не пугала.
Фред осмотрел своих солдат, находящихся сейчас в капсулах, и мрачно представил, что из десяти шесть не вернется.
На экране отсчет показывал уже 30 секунд.
Фред переключил видео с камеры на экран радара. С двух сторон от Дагмара мигало по точке. Такие же модули, как и сам Дагмар, в каждом 200 человек.
Позади них — небольшие скоростные корабли прикрытия, впереди — увеличивающееся с каждой секундой, огромное вращающееся кольцо станции Андерсон.
Всё уже распланировано, десант полностью готов к атаке. Дипломатия с треском провалилась, а значит, Фреду предстояло выполнить свою работу.
Он переключился на канал связи с командирами расчетов, от чего на фоне общих радиопомех раздались на все лады десять голосов.
— Все расчеты, десять секунд до атаки. Доложить о готовности.
Десять голосов — десять утвердительных ответов.
— Удачной охоты, — сказал Фред, а затем вывел перед собой тактико-боевой дисплей.
На нем появилась карта станции Андерсон, в схематичном 2D виде, что, конечно, не отражало реальной обстановки. Да и невозможно было узнать её: совершенно неизвестно было, какие фортификации уже успели возвести астеры, после того, как захватили станцию. На экране Фреда солдаты отображались зелеными точками, 600 штук сразу — за стеной станции.
— В атаку, сейчас! Давай! Давай! — кричал пилот Дагмара в передатчик.
Корабль содрогнулся, когда когти шлюзовой камеры погрузились в металл станции. Фред почувствовал металлический скрежет прямо через своё обитое мягкой тканью кресло.
Экипаж всех кораблей в этот момент ощутил действие силы гравитации, резко подействовавшей откуда-то сбоку: результат того, что прикрепленные к станции корабли увлекало по ходу её вращения, что создавало небольшую нагрузку в 0,3 g. Прогремела серия режущих слух взрывов. Разрывные заряды достигли цели.
Над тактическим дисплеем мерцало десять экранов меньшего размера — командиры его отделений активировали свои камеры на шлемах. Десантники ринулись сквозь три проделанные пробоины в обшивке станции Андерсон.
Фред переключил внимание на карту боевых действий, его пальцы замерли напротив неё.
— Всем отрядам организовать плацдармы для высадки и предусмотреть пути отступления в коридоре Л от 34го до 38го узловых пунктов, — проговорил Фред в переговорное устройство, удивлённый, как всегда, спокойствием своего голоса во время битвы.
Зелёные точки двигались по коридорам, изображенным на его дисплее. Время от времени возникали новые красные точки, когда ИЛС[3][ десантников обнаруживал встречный огонь и помечал встреченных противников как опасность. Красные точки никогда не задерживались на экране надолго. А время от времени зелёные точки меняли свой цвет на жёлтый.
Желтый цвет… значит кто-то ранен или убит. Бронированные костюмы отслеживали ранения или смерть своих владельцев, а затем помечали их на дисплее как неспособных продолжать бой.
Неспособных продолжать бой…
На деле же это означало, что кто-то из его парней истекает кровью на этой дерьмовой станции в самой заднице Внешних планет. Шестьдесят процентов погибнут в бою. Четыре зелёные точки на шесть жёлтых, и каждая из них — его солдат.
Он наблюдал за сражением и как будто играл в высокотехнологичную игру, передвигая свои силы, отвечая на угрозы новыми распоряжениями и ведя счёт, отслеживая количество зелёных точек на экране.
Появились три красные точки. Четыре зелёных остановили наступление и спрятались в укрытии.
Фред отправил четыре дополнительные зелёные точки в боковой проход, передвигая их во вражеский фланг.
Красные точки исчезли. Зелёные продолжили движение. Как легко было погрузиться в события на экране, и как легко было позабыть о том, что на самом деле значат все эти точечки.
Командир ведущей группы прервал его размышления, связавшись с ним по офицерскому каналу связи.
— Наблюдатель, приём, говорит передовой отряд.
Фред переместил своё внимание на экран с изображением, передающимся с камеры одного из командиров отряда.
Самодельная баррикада возвышалась на одном конце длинного, слегка наклонного коридора. На тактическом экране светилась дюжина, если не больше, неприятелей, защищающих её.
Пока Фред изучал позиции на экране, из-за баррикады вылетел небольшой предмет, разорвавшийся, как граната, всего лишь в нескольких метрах перед командиром отряда.
— Наблюдатель на месте, передовой отряд, приём, — ответил Фред.
— Хорошо укреплённая позиция противника полностью блокирует доступ в основной коридор. Мы можем разрушить баррикаду тяжёлым вооружением, но в таком случае будет нанесён серьёзный ущерб оборудованию станции и, возможно, системам жизнеобеспечения.
Фред бросил взгляд на карту боя, отмечая близость расположения к баррикаде нескольких ключевых пунктов жизнеобеспечения и силовых узлов. Так вот почему они обустроились там. Считают, что мы не будем стрелять.
— Понял вас, первый отряд, — ответил Фред, рассматривая карту в поисках альтернативного маршрута. Казалось, что здесь такого не было.
Астеры были умны.
— Разрешите спросить, командир! Что делаем с баррикадой? Бомбим из далека тяжелыми пушками, или прямо нападаем личным составом?
С одной стороны, взрыв разрушит большую часть жизнеобеспечивающего оборудования станции, и кто знает, какое количество гражданского населения, прячущегося в своих комнатах, будет убито. А с другой стороны, можно послать своих людей на баррикаду и потерять эти самые шестьдесят процентов при взятии позиции.
К чёрту всё это. Астеры приняли своё решение. Так пусть же они и живут с его последствиями.
— Передовой отряд, разрешаю использовать тяжёлое оружие для уничтожения данной преграды. Связь окончена.
Несколько секунд спустя баррикада исчезла во вспышке света и клубах дыма. Ещё через несколько секунд его люди продолжили движение вперёд.
Три часа и двадцать три жёлтые точки спустя поступил ещё один вызов.
— Наблюдатель, приём, первый отряд на связи. Командный пункт взят. Станция наша. Повторяю, станция наша.




***


Руки, связанные за спиной, неимоверно болели. Со связанными лодыжками он мог разве что лежать на боку или сгибаться пополам, подтягивая колени к груди. Выпрямить ноги для того, чтобы встать, было невозможно. Поэтому он предпочёл стоять на коленях.
Темнота мешка на его голове была абсолютной, но, судя по силе тяжести вращения, он находился где-то недалеко от внешней обшивки станции. Возможно, это шлюз. Он услышал шипение и щелчок. Закрылась внутренняя дверь.
А затем как будто раздался звук медленно выкачиваемого воздуха. С другой стороны, если они хотели просто выбросить Фреда в открытый космос, то, вполне вероятно, что это раздался звук выключаемой системы автоматической безопасности.
Он попробовал ползать по полу, пытаясь нащупать швы на нём.
Скользнёт ли дверь в сторону, открываясь, или это одна из старых конструкций — на петлях?
Возникший внезапно звук не был механическим. Где-то слева от него женщина прочистила горло. А несколько секунд спустя дверь открылась на несколько мгновений и снова закрылась, издав при этом мягкий звук выходящего под давлением воздуха, хотя кто его знает, ведь здесь, на станции, слишком многие двери закрывались герметично.
Шаги прозвучали ближе. Пять людей. Возможно, шесть. При этом, похоже, женщина их тут уже поджидала.
— Полковник? Я сейчас сниму мешок с вашей головы.
Фред кивнул. Наконец, глаза его увидели свет.
В комнате были полы из какого-то дешевого материала, стены — выложены необработанным камнем. Кругом, по потолку и стенам находились всевозможные желоба и короба — под провода, а в углу стоял никем неиспользуемый небольшой железный стол.
Служебный туннель.
Освещение было резким. Он узнал четырёх мужчин из бара. К ним присоединился ещё один человек. Тощий, молодой, с прыщами на лице. Все — без масок. Вошедший заговорил — своим голосом, без каких-нибудь модификаций. Им было всё равно, что Фред мог опознать их.
— Полковник Фредерик Люциус Джонсон. Я с нетерпением ждал встречи с тобой. Меня зовут Андерсон Доуз. Я работаю на АВП.
— Андерсон, значит? — сказал Фред, на что мужчина пожал плечами.
— Родители назвали меня в честь объединённой промышленной группы Андерсона и Хьюосана. Так что, с именем мне еще повезло, более-менее.
— И что? Станция Андерсон была тебе как сестра?
— Тёзка. Зови меня Доуз, если тебе так удобнее.
— Да иди ты, Доуз.
Доуз кивнул, присев на корточки перед Фредом.
— Chi-chey au? — спросил один из тех, что был еще в баре. — Etchyeh, — ответил Доуз, и мужчины вышли.
Доуз подождал, пока дверь закрылась, а затем продолжил.
— Ты постоянно сидишь в барах астеров, полковник. Можно подумать, будто что-то ищешь.
— Доуз?
— Фред?
— Нас по поводу всевозможных допросов натаскивали так, как тебе никогда не снилось. Пытаешься расположить к себе? Валяй. Поговори немного, сними веревки, затем скажи, что сможешь освободить меня, и всего лишь за то, чтобы я рассказал тебе о том, что знаю. А потом я резко подорвусь, вырву тебе глаза и расхерачу тебе черепушку. Вот так, понятно?
— Вполне, — даже не моргнув, ответил Доуз. — Так скажи мне, Фред. Что с тобой случилось на Станции Андерсон?




***


Когда группа стрелков зачистила коридоры от последних солдат противника, отряд бойцов сопроводил Фреда на отвоеванную станцию. Он немного задержался на укреплённой ранее позиции, сразу же за шлюзовыми дверями, подготовленной еще в начале атаки. Десантники уже возвращались обратно после исполнения разных приказов и поручений. Все будто пьяные — от адреналина, и немного дергались — обычное состояние после боя.
Фред встречал каждого лично.
Похлопывал солдат по плечу, благодарил за отлично проведенную операцию. Кого-то несли на носилках. Жёлтые точки с его экрана теперь обретали реальную плоть.
Среди раненых торопливо сновали санитары. Они вставляли небольшие диагностирующие аппараты в специальные порты в броне раненных солдат. Приборчики считывали информацию о состоянии здоровья каждого, на основе чего, в зависимости от серьезности ранений, распределялось, кому требуется неотложная помощь, а кто может подождать. Временами они нажимали на какую-то кнопку, и одна из жёлтых точек на экране Фреда становилась чёрной. При этом о смерти бойца автоматически уведомлялись командиры отряда и отделения, где служил солдат, после чего офицеры должны были в письме сообщить семье погибшего о случившемся.
И в его собственном списке задач появлялась соответствующая запись.
Всё было организовано очень чётко и эффективно — результат уже столетиями отлаженной системы управления боевыми операциями в эпоху повальной компьютеризации.
Фред сжал руку женщины, чей костюм говорил о тяжелой травме позвоночника. Она подняла большой палец вверх. Мол, всё отлично, и это было — будто удар в живот.
— Сэр?
Фред поднял глаза и увидел старшего лейтенанта, стоящего по стойке «смирно».
— Все готово?
— Да, сэр. Возможно, где-то на станции ещё осталась немногочисленные противники, но мы контролируем все коридоры отсюда до пункта управления станцией.
— Проводите меня туда, — сказал Фред.
Бойцам потребовались часы, чтобы взять те проходы, которые сейчас они прошли всего за несколько минут.
Группы по расчистке станции после битвы всё ещё находились на транспортниках, ожидая, пока не будут уничтожены все силы противника.
Во всех коридорах повсюду лежали мёртвые тела астеров. Фред присмотрелся к ним. Они выглядели так, как он и думал, единственное, в глаза бросалось отсутствие отличительных знаков АВП. Высокие, худощавые мужчины и женщины. На их телах были видны открытые ранения от взрывов, либо многочисленные маленькие отверстия, полученные от стрелкового оружия. Многие из них были вооружены, хотя и не все.
Они свернули в главный коридор и, наконец, достигли баррикады, которую Фред приказал разрушить.
Больше дюжины тел лежало вокруг. Некоторые из них были облачены в самодельную броню, хотя большинство носило лишь легкие защитные костюмы.
Да, взрыв очистил коридор, но при этом разорвал противников, как перезрелый виноград.
Вакуумная броня Фреда защищала от запаха разбросанных вокруг кишок и других внутренностей, она также сообщила и о незначительном повышении содержания метана в воздухе.
Зловоние смерти немного уменьшилось. Небольшая груда оружия и самодельных взрывных устройств лежала рядом.
— Неужели они были вооружены вот этим? — спросил Фред.
Его сопровождающий кивнул.
— Довольно бесполезные вещицы, сэр. Это только для гражданских. Большая часть их оружия не оставляла даже вмятин на нашей броне.
Фред наклонился и подобрал самодельную гранату.
— Получается, они кидали бомбы, в надежде держать нас на расстоянии, при этом, они даже не знали, что их пулеметы не в состоянии пробить нашу броню…
Лейтенант засмеялся.
— И этим вынудили убить большинство из них осколочными гранатами. Если бы мы знали, что они вооружены всего лишь винтовками, то могли бы просто подойти ближе и вырубить их электрошокерами.
Фред тряхнул головой и бросил гранату обратно в кучу.
— Назначить саперную группу и уничтожить снаряды, пока это самодельное дерьмо не взорвалось и не убило здесь кого-нибудь.
Он взглянул на расположенный вблизи узел жизнеобеспечения, повреждённый устроенным им взрывом.
На сегодня уже хватало потерь среди гражданских, которых можно было избежать. Фред запросил отчёт о состоянии станции у команды, находящейся в центре управления. Отчёт показал полный отказ элементов жизнеобеспечения в секции, в которой Фред находился, а также в двух соседних.
Чуть больше одиннадцати сотен людей остались без воздуха и электроэнергии.
За любой из этих дверей могла быть семья… погибшая от удушья в страшных мучениях, без воздуха, в попытке вырваться из комнат. И всё потому, что кучка идиотов астеров построила свою баррикаду именно в этом месте. А ещё потому, что он отдал приказ взорвать её.
Пока лейтенант вызывал специалистов для обезвреживания неразорвавшихся снарядов, Фред двинулся по направлению к командному центру. По пути лежало еще несколько трупов. Даже после того, как его бойцы снесли первую баррикаду, астеры ещё пытались удержать коридор. Укрывались за самодельными ограждениями и бросали в наступающих самодельную взрывчатку. Так они выиграли время, но зачем? Ведь сомневаться не приходилось, в чью пользу закончится этот бой.
У сопротивлявшихся чрезвычайно не хватало людей и снаряжения. Весь штурм занял так долго — аж три часа — только потому, что Фред осторожничал. Сейчас, когда Фред видел всех этих убитых, совершенно безоружных, он ясно осознавал, что станцию можно было взять в два раза быстрее. Понимали это и те, что уже лежали на полу.
Идиоты, они вынудили нас убить их.
Лейтенант догнал Фреда в тот момент, когда он уже входил в командный центр. В комнате было, по крайней мере, двадцать трупов. Большая часть из них были одеты в некое подобие защитных костюмов, однако один человек в центре комнаты был облачён лишь в дешёвый комбинезон голубого цвета с логотипом горнодобывающей компании на плече. У него — как минимум с десяток пулевых ранений. А на руке — на его собственной запекшейся крови держался, будто приклеенный — небольшой пистолет.
— Наверное, это их главный, — произнёс сопровождающий Фреда. — Похоже, он что-то передавал по линии связи. Остальные боролись до последнего, чтобы выиграть время. Мы пытались взять его живым, он вытащил эту маленькую пушку из кармана, и тогда…
Фред еще раз оглядел это кровавое месиво вокруг, от чего у него в животе аж свело, на долю секунды. А затем наступила злость. Будь он сейчас один, он бы точно пнул это мертвое тело в дешевом костюме. Но вместо этого Фред лишь сильно стиснул зубы.
— Да вы что здесь все, с ума что ли посходили, астеры? — потребовал он ответа у мёртвого.
— Сэр? — проговорил лейтенант, глядя на устройства связи станции. — Выглядит так, как будто он пытался передать что-то прямо в последнюю минуту.
— Дай мне посмотреть самому, — сказал Фред.




***


— На станции Андерсон я просто исполнял свой долг, — ответил Фред.
— Свой долг, — повторил Доуз. Это не был вопрос. Он не издевался. Он просто повторил.
— Да.
— Тогда уж исполнял приказы, — сказал Доуз.
— Даже не пытайся, говнюк. Это нюрнбергское дерьмо со мной не сработает. Я следовал приказам, полученным от вышестоящего офицера: захватить станцию, занятую террористами. Я решил, что данный приказ был правомерным и необходимым, и с этого момента ответственность за все совершённые действия лежала на мне. Я захватил станцию и сделал при этом всё возможное для того, чтобы свести к минимуму, во-первых, потери среди моих людей, а во-вторых, нанесённый станции ущерб.
Доуз посмотрел на него. Крошечные морщинки как будто соревновались с прыщами на его лице. В системе труб что-то щёлкнуло, зашипело, щёлкнуло ещё раз и остановилось.
— Все правильно: тебе сказано было делать, ты делал, — сказал Доуз. — Не понимаю, разве это и не есть следование приказам?
— Я отдавал приказы, — ответил Фред. — И я сделал то, что сделал, потому что считал это верным.
— Хорошо.
— Вы что, даете мне возможность оправдаться? Так позволь мне сказать, что астеры погибли на станции Андерсон потому, что один товарищ сверху приказал мне убить их. Вот и всё дерьмо.
— И с чего бы я тебе разрешил оправдываться? — спросил Доуз. Он был хорош. Выглядел неподдельно серьезным.
— Расположить к себе.
Доуз кивнул, затем нахмурился и страдальчески посмотрел на Фреда.
— Да, а потом ты мне разобьешь черепушку? — спросил Доуз с ухмылкой на лице. Фред не смог не засмеяться.
— Я здесь не для этого, полковник, — продолжил Доуз, — и не надо мне морочить голову. Ты не стрелял. Не нажимал курка и не производил выстрелов. Ты отдавал приказы, а солдаты считали, что они справедливы и законны.
— Потому что они действительно были такими, — сказал Фред. — Мои бойцы всё делали правильно.
— Потому что ты им приказал, — проговорил Доуз. — Они следовали именно твоим приказам.
— Да.
— Под твою ответственность.
— Да.
Женщина со старинной винтовкой кашлянула снова.
Доуз опустился на дешёвый настил и уселся, скрестив ноги. Даже теперь он был на пол головы выше Фреда. Кожа у него была очень бледной в тех местах, где не было красноты. Из-за прыщей и неуклюже вытянутого телосложения Доуз был похож на подростка. Но глаза его были совсем другими.
— И террористы… — произнёс Доуз.
— Что?
— Люди, которые захватили станцию. Ты думаешь, ответственность лежит также и на них?
— Да, — сказал Фред.
Доуз сделал глубокий вздох, медленно пропуская воздух меж зубами.
— А ты знаешь, полковник, что штурм станции Андерсон — одна из самых хорошо задокументированных военных операций в истории. Камеры видеонаблюдения транслировали всё. Я потратил месяцы на то, чтобы разобраться в тех записях. Я могу рассказать о тех деталях штурма, о которых неизвестно даже тебе.
— Как скажешь.
— При взрыве баррикады одиннадцать человек было убито взрывной волной. Ещё трое перестали дышать через две минуты, а последние двое дожили до появления твоих солдат.
— Мы не убивали раненых.
— Вы убили одного, когда он попытался поднять свой пистолет. У женщины было разорвано лёгкое, и она захлебнулась собственной кровью, и помощь ей оказать уже было поздно.
— Вы хотите от меня извинений?
Улыбка Доуза стала холоднее.
— Я хочу, чтобы ты понял, что я знаю во всех деталях, что произошло на станции. О каждом приказе. О каждом выстреле, и из какого оружия он был сделан. Я знаю всё о нападении, и половина астеров — тоже. Ты здесь знаменит.
— Ну вот, все знают — а ты спрашиваешь, что же там случилось, — проговорил Фред, пожимая плечами — это было лучшее из того, что он мог сделать связанными, онемевшими руками.
— Нет, полковник. Я спросил о том, что случилось именно с тобой.




***


Личный кабинет генерала Джазиры был декорирован так, как мог бы выглядеть британский клуб джентльменов. Вся мебель была сделана из тёмного дуба и кожи ещё более тёмного цвета. Массивный письменный стол пах лимонами и тунговым маслом. Письменный набор и глобус Земли на нём, были сделаны из латуни. На книжных полках — настоящие бумажные книги и прочие сувениры, собранные в течение долгой жизни, наполненной путешествиями. Нигде в поле зрения не попадались электронные устройства сложнее настольной лампы. Если бы не лунная гравитация в 0.17 g, не было бы никакой возможности отличить этот кабинет от лондонского офиса начала двадцатого века.
Генерал ждал, пока Фред заговорит первым… Он взболтал виски в своём бокале, наслаждаясь резким запахом ликера и тем, как звенит лед о стенки. Фред осушил стакан одним глотком и поставил его на стол перед собой, как бы приглашая наполнить его снова.
Джазира, наконец, сдался, и заговорил первым.
— Предполагаю, что у вас было время ознакомиться с видеоматериалами, которые террористы транслировали со станции Андерсон.
Фред кивнул. Он предполагал, что именно это было причиной, по которой его пригласили сюда в нерабочее время. Он сделал ещё один маленький глоток виски, но у того был кисловатый вкус, так что он поставил бокал обратно.
— Фред, — обратился к нему Джазира со смехом. — Это не расследование. И вы здесь не для того, чтобы просить прощения. Вы хорошо сработали, полковник.
Фред нахмурился, поднял свой бокал и поставил его обратно, так и не сделав глоток.
— Тогда давайте начистоту, зачем я здесь?
Джазира откинулся в кресло.
— Ничего особенного. Я видел ваш запрос о проведении расследования в отношении работы переговорной группы. О рассекречивании стенограммы переговоров. Мне показалось это удивительным.
Говоря, Джазира разминал плечи, хотя при незначительной лунной гравитации они едва ли могли быть напряжены. Должно быть, он провёл много времени на планетах с силой тяжести больше нормальной, а привычки уходили медленно.
— Не понимаю, что это информация вам даст? Вы выполняли свою работу, солдат. Переговорная группа — свою. Вот и всё.
— Сейчас всё выглядит так, сэр, будто люди, захватившие станцию Андерсона, были душевно больными, а мы — палачами, — сказал Фред и замолчал, осознав, что слишком повысил голос.
Успокоившись, он продолжил.
— Произошла какая-то ошибка. Из второго сообщения совершенно понятно, что они сдались, ну или, по крайней мере, они так думали. Произошло какое-то недоразумение, они же капитулировали! И из-за этого там столько полегло!
Джазира улыбнулся, но в его словах не было юмора.
— Не принимай это слишком близко к сердцу. В этой битве ты же почти никого не потерял из своих ребят, — сказал генерал. — В любом случае, твой запрос отклонён. У нас нет никаких причин начинать расследование по этому делу. Видеозапись сражения уже доступна для просмотра, и это сейчас идет нам на пользу. Теперь все легко и понятно: захватил нашу станцию, мы её отберем. Жестко и больно. Вот и всё. А вести переговоры, политика вся эта… только запутает дело. И больше такого не повторится. Как раз благодаря тебе.
— Сэр, всё это заставляет меня думать, что ошибки вообще не было. Кто отдал приказ проигнорировать их капитуляцию и отправить меня на станцию? Это были вы?
Джазира пожал плечами.
— Это не имеет значения. Ты сделал то, что нам было нужно. Мы этого не забудем.
Фред смотрел на свои руки. Он встал чуть быстрее, чем нужно, немного подпрыгнув при этом из-за низкой гравитации, и выполнил воинское приветствие резким движением руки.
Джазира налил себе ещё один бокал виски и выпил его залпом, оставив Фреда стоять без внимания.
— Что-нибудь ещё, сэр?
Джазира одарил его долгим, покорным взглядом.
— Тебя наградят медалью Свободы.
Салютовавшая рука Фреда перестала его слушаться и упала под собственным весом.
— Что? — это было всё, что он сумел из себя выдавить.
— Да, я собираюсь уехать отсюда. Я уже слишком стар для того, чтобы находиться в этом грёбаном вакууме. Тебя наградят наивысшей наградой десантников Объединённых Наций, и вскоре после этого ты получишь свою первую звезду. Ты получишь должность здесь, в КОМВП, ещё до конца года. Постарайся при этом выглядеть счастливым.




***


Тишина затягивалась. Фреду было сложно сфокусироваться на чём-либо, кроме десяти ног перед ним.
Доуз разглядывал его почти минуту, но потом всё же сдался.
— Ну, хорошо. Тогда почему бы мне не начать самому? — сказал Доуз. — Вот как было дело. Ты спал с одной из своих бойцов. Всё хранилось в тайне. Ты — командир, остальные молчат об этом, верно? И именно поэтому ты был так осторожен при захвате станции. Хотел свести потери к минимуму. Но, увы, твоя любовница погибла.
Лицо Фреда оставалось спокойным и не выдавало никаких чувств.
Доуз откинулся назад, оперевшись на длинную, тонкую руку, как будто он лениво развалился под деревом в каком-нибудь залитом солнцем парке.
— Ты не можешь обратиться за помощью к обычным психологам, — продолжил Доуз, — так как это будет означать признание существовавших отношений, а ты до сих пор стыдишься их. У тебя небольшое нервное расстройство. И всё заканчивается тем, что ты околачиваешься возле баров Альянса Внешних Планет в надежде, что кто-то убьёт тебя.
Фред не ответил. Онемение в ногах прошло, теперь они начали болеть.
Доуз осклабился. Казалось, он получает удовольствие от происходящего.
— Нет? — спросил человек из АВП. — Не так, да? Ну ладно. Тогда как насчёт этого? Перед тем, как поступить на военную службу, ты был сложным ребёнком. Совершил много плохих дел, перепробовал всё. Был неуправляем. Армия исправила тебя. Превратила в решительного, стойкого, преданного делу человека, каким ты сейчас и являешься. Но затем были обнародованы записи штурма станции Андерсон. И группа людей из твоего прошлого увидели её и узнали тебя. Ты вернулся героем, но они всё испортили. Всплыло трудное детство, тебя стали шантажировать… ммм, может быть, ты кого-то изнасиловал по молодости? О, нет… Контрабанда наркотиков. Раньше ты частенько готовил дозы у себя дома, а потом продавал в клубах. Теперь всё это дало о себе знать, и ты не знаешь, что со всем этим делать. И теперь ты околачиваешься возле баров Альянса Внешних Планет в надежде, что кто-то тебя здесь пришьет.
Доуз помахал рукой перед глазами Фреда.
— Почему бы тебе не перестать трындеть по чём зря, — прорычал Фред. — Не знаю, для чего все это, но давай уже со всем этим кончать.
— Зачем, Фред, зачем. Вот что важно. Чтобы там с тобой не случилось, я знаю, чем все закончилось. Закончилось здесь, в этой комнате, разговором со мной. Пожалуй, всё просто и понятно: как раз, как ты любишь.
— Что, к чёрту, всё это должно означать?
Женщина с винтовкой что-то сказала. Либо её астерский говор был слишком специфичным и быстрым, либо это был какой-то вербальный код АВП, но Фред не смог даже вычленить отдельные слова из потока звуков.
Доуз кивнул, вытащил свой аппарат из кармана и что-то стал нажимать.
Фред нагнулся вперёд, пытаясь вернуть кровь в ноги. Тем временем Доуз спрятал устройство.
— Ты изменился, полковник. Твоё поведение изменилось, когда ты вернулся со станции Андерсон. До этого ты был просто ещё одной сволочью с внутренних планет, которую не интересовало, жив ли Пояс Астероидов ещё или нет. Вы держались своих баз, марионеточных программ поддержки и станций, безопасность которых оплачена налогами с Земли. А теперь — нет. Я прожил на Поясе всю свою жизнь. Я видел тех, кто тоже хотел умереть. И они вели себя так же, как и ты. Именно мужчины, не женщины. Я ещё не разгадал, почему так выходит. И самое интересное, не важно, как они хотели покончить с собой, все они вели себя в чем-то одинаково, всегда кое-что совпадало. Риск. В надежде, что сама вселенная подкинет им эту возможность, уничтожит их. Облегчит задачу. А Пояс Астероидов весьма суров. Если хочешь умереть, достаточно всего лишь расслабиться.
— Мне наплевать, что ты думаешь, — сказал Фред. — Мне наплевать, чего тебе надо, и кого ты знаешь. Меня уже достали твои дешевые психологические трюки из методичек. Можешь запихать все эти приёмчики себе в зад. Мне не о чем перед тобой оправдываться. Я сделал свою работу и не стыжусь ни одного из принятых решений. Имея ту же информацию, я опять сделал бы всё точно так же.
— Имея ту же информацию, — проговорил Доуз, уцепившись за фразу.
— То есть, ты что-то выяснил, ведь так?
— Отвали, Доуз.
— Что же это, полковник? Какая информация превратила мясника со станции Андерсон в самоубийцу? Что же сделало из него труса?




***


Сто семьдесят астеров, оккупировавших станцию Андерсон, всё ещё не перешли к активным действиям. Фред наблюдал за станцией через спектрозональный оптический прибор.
— Большая часть передающихся данных поступает из КОМВП, сэр, информация перепроверена несколько раз и подтверждена, — сказал один из офицеров связи. — Только наблюдение. Сейчас вам отправляем сообщение.
Там была только одна строчка текста.
РАЗРЕШЕНИЕ НА ЗАХВАТ СТАНЦИИ ПРЕДОСТАВЛЕНО.
Наконец-то. Тридцать семь часов переговоров позади. Командование Внешних Планет устало ждать, и они спускали собак с привязи.
Фред связался с майором роты и сказал:
— Оставайтесь все на своих местах. Мы готовимся к захвату. Выставьте на час таймер обратного отчёта.
— Вас понял, сэр, — ответил майор, более радостный, чем Фреду хотелось бы видеть.
Через час они войдут на станцию. Фред с командующего корабля вызвал на связь группу переговорщиков.
— Подразделение психологических операций на связи, — сказал капитан Сантьяго, командующий подразделением.
— Капитан, это полковник Джонсон. Поступил приказ атаковать станцию. Мои парни атакуют через час. Неужели, больше ничего не сделать, чтобы решить все миром? Ну, хоть что-нибудь? Кстати, вы уже объявили астерам о нашей атаке?
Не было никаких причин для секретности. Невозможно спрятать три атакующих корабля десантников во время предстоящих манёвров.
Пауза на другом конце линии затянулась, и Фред уже хотел проверить, не разорвалась ли связь, когда, наконец, пришёл ответ.
— Полковник, вы что, считаете, что я тут сидел сложа руки?
Фред медленно досчитал до десяти.
— Сэр, я точно также получаю приказы, как и вы. Мое подразделение сделало всё, что было в наших силах. Дальше действовать должны вы.
— Действительно ли только я вижу, что в этом нет никакого смысла? — произнёс Фред. — Они утверждают, что захватили станцию из-за трёхпроцентного транспортного налога на грузы? Ведь они уже выбросили управляющего, который заварил всю эту кашу, прям в открытый космос. Всё, чего можно добиться, они уже добились. Они уже ничего не выиграют, ввязываясь в боевые действия.
Всё, что услышал Фред в ответ, был шум помех на линии связи.
— Сэр, — наконец произнес Саньяго. — У меня приказ, больше ничего не выполнять. Вы хотите оспорить этот факт? Позвоните генералу Джазире в КОМВП. Конец связи.




***


Фред бросился на Доуза, оттолкнувшись закоченевшими ногами, и тот отлетел назад. Фред жёстко приземлился на пол. Мир мгновенно потускнел, во рту появился вкус крови. Он устремился вперёд, пытаясь ухватить ноги Доуза зубами — это было лучшее из того, что он мог сейчас предпринять. Он увидел, что Доуз уже поднялся на колени, отодвинувшись при этом назад. Фред извернулся. Что-то в его левом плече издало слабый хрустящий звук, и острая боль пронзила шею. После этого перед его глазами появилась женщина.
Он рассмотрел треугольный ствол винтовки в её руках, а затем посмотрел в её глаза. Они были синими, такого цвета, как выглядят океаны, если смотреть на них с орбиты. В них не было жалости. Большой палец женщины стоял на предохранителе. Указательный палец — на спусковом крючке. Небольшое нажатие, и винтовка отправит в его мозг сотни стальных шипов, тоньше, чем иглы. И она хотела сделать это. Напряжение плеч, выражение лица — всё говорило о том, как сильно она хотела убить его.
— Проблема в тебе, — сказал Доуз спокойно, таким тоном, как будто они сидели где-нибудь в баре, потягивая пиво, — и я не критикую конкретно тебя. Всё это верно для любого, кто вырос не на Поясе. Ты растрачиваешь себя понапрасну.
— Потому что я никакой-то жалкий трус, — произнёс Фред немного нечётко из-за быстро опухающей губы.
— Увы, но так получается, что ты на самом деле трус. Суди сам: ты умён, здоров. Возможно, несколько сотен людей из четырёх миллиардов имеют такое же сочетание таланта и образования. А ты всё это тратишь впустую. Ты похож на парня, который всё откладывает замену уплотнителей в шлюзовых отсеках, когда они начинают пропускать воздух. Ты думаешь, что это всего лишь небольшая проблема. Да и кому-какое дело. Ты всего лишь паренек. Умрешь — да и ладно, не велика потеря.
Он слушал Доуза, прохаживающегося за его спиной, но не отводил взгляд от винтовки. Доуз ухватил Фреда за воротник и рывком поднял на колени.
— Когда я ещё был ребёнком, отец, бывало, выбивал дерьмо из меня, если я плевал куда-нибудь ещё кроме оросительного канала, так как мы сильно нуждались в воде. Мы не расходовали вещи зря, полковник. Мы не могли позволить себе это. Хотя ты и так понял это, не так ли?
Фред медленно кивнул. Кровь стекала по подбородку, несмотря на то, что Доуз и женщина не били его сгоряча. Он сделал это сам.
— Когда мне было около пятнадцати, я убил свою сестру, — сказал Доуз. — Я не хотел этого делать. Мы были на каком-то астероиде примерно в неделе пути от станции Эрос. Мы выходили из корабля для того, чтобы взять пробы местных пород. Перед выходом мы должны были друг у друга проверить наши костюмы на герметичность. А у меня было в этот момент плохое настроение. Мне было пятнадцать, знаешь? Поэтому её костюм я проверил так, спустя рукава, понятно, в общем. Мы вышли наружу, и всё как будто бы шло отлично, до тех пор, пока она не свернула в сторону подобрать обломки какой-то породы. А затем по линии связи я услышал странный хлопок. На нас были старые защитные костюмы украинского образца. Крепкие, как камень, пока что-нибудь не сломается. Но если хоть что-то идет не так, то всё в нём летит к чертовой матери.
Доуз пожал плечами.
— В таком случае ты грёбаный кусок дерьма, или будешь это отрицать? — проговорил Фред, и Доуз усмехнулся.
— Похоже на то, правда. До сих пор так кажется временами. И я понимаю, почему кто-то может хотеть смерти после чего-то подобного.
— Так почему же ты сам не покончил с собой? — спросил Фред и сплюнул тёмно-красный сгусток крови на пол.
— У меня оставалось ещё три сестры, — сказал Доуз. — Кто-то должен был проверять их защитные костюмы.
Фред тряхнул головой. Его плечо ответило внезапной болью.
— Зачем ты рассказываешь мне всё это?
— Ну как же, чтобы расположить к себе, — ответил Доуз. — И как, сработало?
Фред засмеялся прежде, чем понял, что собирается сделать. Доуз сделал какой-то жест, и женщина подняла винтовку и вернулась своё место в дверном проёме.
— Итак. Полковник, — сказал Доуз. — Какую информацию ты получил на станции Андерсон, что кончил тем, что разговариваешь здесь с таким куском дерьма, как я?
Фред глубоко вздохнул.
— Сообщение, посланное нам, когда мы вошли на станцию, — отозвался он. — Сообщение, которое я не увидел до тех пор, пока не было уже слишком поздно.




***


— Позвольте мне посмотреть, — сказал Фред.
— Здесь пара сообщений, — произнёс лейтенант. — Одно из них так и не было отправлено. А другое выглядит так, как будто отсылалось на командующий корабль, бесконечно повторяясь. К тому же, отправляемое сообщение выглядит как свалка различных записей с камер наблюдения.
— Запусти сначала не отосланную часть.
Видео запустилось, и теперь с экрана на них пристально глядел человек в комбинезоне горнодобывающей компании. Это было слишком сюрреалистично для Фреда — смотреть на живого говорящего человека, в то время как его труп лежал, остывая, на полу перед ним. Я мог бы сказать ему, что это случится.
Тем временем мёртвый человек заговорил — на экране:
— Жители солнечной системы, меня зовут Марама Браун, я внештатный специалист по горному делу в объединённой промышленной группе Андерсона и Хьюосана. Я и мои соратники взяли контроль над станцией, принадлежащей компании.
Фред поставил видео на паузу и повернулся к лейтенанту. У него было какое-то дурное предчувствие в животе. Мертвец ожидал, что эта запись увидит свет. Даже несмотря на то, что он должен был знать, что их вещание глушили, он ожидал, что его сообщение будет услышано.
— Куда шла передача с этой камеры наблюдения? — спросил Фред.
— Я выясню это прямо сейчас, сэр, — откликнулся лейтенант и вызвал специалистов по ведению радиоэлектронной борьбы с Дагмара. Фред перевёл внимание с их разговора на запись и продолжил её воспроизведение.
— Я твердо уверен… Мы все уверены в том, что то, что мы сделали — оправдано, особенно в свете того, что натворил управляющий. А именно, Густав Маркони, управляющий станцией, недавно ввёл дополнительную плату 3 % за операции с поступающим грузом. Возможно, кому-то покажется, что 3 % — это полный пустяк, но большинство из нас, здесь, еле сводят концы с концами. Геологоразведчики, бурильщики… здесь, либо удача, либо голод. Такие дела. И теперь, больше половины из нас могут позволить себе на три процента товаров меньше, просто потому, что он стал дороже. Конечно, можно меньше есть. Ещё можно летать чуть меньше, топливо экономить. Можно и жить на самом минимуме, но…
— Сэр? — произнёс лейтенант, и Фред приостановил воспроизведение. — Сэр, передача сообщения, по крайней мере, его части, удалась. Они использовали узкоканальный ресивер и широкополосный трансмиттер, установленный на астероиде за пределами действия наших глушителей. Мы не заметили этого. Но наши специалисты по радиоэлектронике вычислили расположение трансмиттера и направили туда Фантом взорвать его.
Слишком поздно, подумал Фред, и включил видеозапись дальше.
— … но вот как быть, если уже живешь на самом минимуме? Как насчёт того, чтобы не дышать три дня в году? Вот они, три процента как раз. Или просто воды не пить в течение трёх дней. А можно и не есть три дня, особенно, когда и так голодаешь? Если уже просто не на чем экономить, уже никак не исхитриться.
Марама на секунду исчез из камеры, а когда появился снова, то держал в руке небольшое электронное устройство. Он поднёс его к камере. На дисплее было изображение маленькой девочки. Она была одета в сине-зелёный комбинезон с нашивкой "Хинекири" на груди и улыбалась во весь рот, демонстрируя маленькие неровные зубки.
— Это моя маленькая девочка, моя Кири. Ей четыре. Она больна тем, что врачи называют "гипоксия головного мозга". Она была рождена до срока, и вместо среды с высоким содержанием кислорода в воздухе, в которой ей следовало бы находиться, она родилась на моём горноразведывательном корабле, где кислорода было немного меньше, чем в лагерях на Эвересте на Земле. Мы даже не знали, что что-то было не так, пока не осознали, что она не развивается нормально.
Он отвернулся от камеры и отложил своё устройство в сторону.
— И она такая не единственная. Проблемы в развитии из-за недостатка кислорода и недоедания возникают всё чаще и чаще. Когда об этом сообщили мистеру Маркони, его ответом было: "Работайте лучше, и вы сможете позволить себе больше". Мы отправили жалобу в главное отделение компании Андерсона и Хьюосана, но никто нас не слушал. Мы пожаловались в Правление Внешних Планет на Луне. Мы… Мы не собирались захватывать станцию. Просто так вышло, — сообщил он.
Казалось, что его голос слегка дрогнул. Фред видел, что говорящий взял в себя в руки, чтобы успокоится и заговорить снова.
— Мы хотим чтобы все узнали: кроме Маркони, деяния которого могли стоить жизней тысячам астеров, ни один работник станции при захвате не пострадал. Мы больше не хотим жертв. Мы ни какие-то жестокие варвары, но нас просто уже довели до ручки, отступать нам некуда. Мы уже второй день ведем переговоры с военным представителем ОН. В скором времени мы добровольно сдаём станцию под их контроль. Но прежде, чем сдаться, мы хотим, чтобы наше сообщение достигло всех, чтобы все услышали нашу версию. Я очень надеюсь, что больше никогда не повторится то, что здесь произошло. И что, после всего случившегося, люди начнут обсуждать, что и как здесь происходит.
Видео закончилось. Фред поставил следующее видео, то, что астеры направляли переговорщикам из ПО во время штурма.
На нем снова был Марама Браун, на этот раз с пистолетом в руках, на лице — страх.
— Штурм?! Почему?! — в его крике — паника. — Мы же сдаём станцию! Уже почти всё готово для мирной передачи!
Видео сообщение тут же началось снова. Фред его остановил, а затем полностью выключил.
— Сэр.
Фред почувствовал, что ему от этого становится дурно. Он глубоко вздохнул, чтобы прийти в себя.
— Да, лейтенант?
— Фантом передает, сообщение полностью перехвачено, радиореле уничтожено. Но…
— Продолжай, солдат.
— Радиостанция — она ничего не передавала. Они прекратили транслировать своё сообщение.
Фред просмотрел коммуникационные протоколы; все оказалось так, как он и ожидал. Марама не успел выслать свое послание-манифест. Он был застигнут врасплох началом штурма, из-за чего пришлось решать куда более важный вопрос сохранения собственной жизни. Однако его последнее сообщение, предназначенное ПО, достигло адресата.
Они всё знали.
— Сэр? — произнес лейтенант.
— Все нормально. Вызывай наших умников-компьютерщиков, пускай зачистят этот центральный компьютер. Я пошёл — найду нашего связного-координатора, пора приступать к оказанию помощи местному гражданскому населению.
Лейтенант усмехнулся.
— Радуйтесь, товарищи, — сказал он.
— Мы разнесли вашу станцию к чертям собачьим, вот вам за это паёк с шоколадкой, и альбом для марок.
Фред даже не улыбнулся.




***


— Ты не мог не знать, что у них там было очень не сладко, — сказал Доуз.
— Конечно, знал, — ответил Фред. — Это и по отчетам было видно. Да что там, даже по новостям об этом постоянно говорили. Налог у них повысили. Народ не живет, а выживает там. Об этом везде говорят, пишут. Включи новости, и там снова об этом.
Кровь уже перестала идти из его разбитой губы, остался лишь неприятный привкус с внутренней стороны. Боль в плече медленно перешла в ноющую, размазанную. А перед ним на полу уже застыло темное пятно крови.
— Да, но ведь тут-то было что-то другое, так? — спросил Доуз. В его голосе не было ни злости, ни сарказма, только любопытство.
Фред поёжился. Ног он не чувствовал — недвижимые куски мяса. Совершенно онемевшие. Воткни сейчас кто-нибудь нож в его ногу, он бы подумал, что это режут кого-то другого, не его.
— У него была девочка, инвалид, — сказал Фред.
— А я его убил.
— Если бы не ты, они бы отправили кого-нибудь другого, — ответил Доуз.
— Это не отменяет того факта, что я его убил.
— Да, но курок не ты нажимал.
— Я убил его, убил его за то, что он боролся за обычный воздух, чтобы его дочь могла просто дышать, — сказал Фред.
— Я убил её отца. Отца, который уже сдавался… пытался сдаться. За это меня наградили… медалью. Вот, что произошло. Вот, что произошло со мной на станции Андресон. И что теперь ты будешь делать?
Доуз покачал головой.
— Нет, так не пойдет. Слишком просто. Ты убивал многих отцов. Чем конкретно этот отец такой уникальный?
Фред хотел что-то сказать, остановился, и попытался снова.
— В этот раз меня просто использовали. Это было такое сообщение, мол, с Землёй шутки плохи. Мол, смотрите все, мы разнесём всё к чертям. И это потому, что вы посмели дать пинка под зад какому-то управляющему в открытый космос на какой-то мухосранской станции. А из меня сделали мальчика для журнальных плакатов, и за что? За какой-то бессмысленный, беспощадный поступок. Они сделали из меня мясника.
Сказал и как будто всё внутри заболело, но зато душа успокоилась.
Доуз смотрел на Фреда, лицо не выдавало никаких эмоций. Фред не мог смотреть ему в глаза. Доуз кивнул, как будто пришёл к какому-то решению, а затем вынул из кармана небольшой перочинный ножик, открыл его. Видно было, что нож уже старый, лезвие потерто. Фред набрал воздуха и медленно выдохнул.
Он всё понял и был готов.
Доуз медленно зашел Фреду за спину. А дальше, просто: резкий удар вдоль шеи и умирать он будет пару минут. Удар в почку и смерть затянется на несколько часов. А если он разрежет веревку, связывающую руки, то… То умирать он будет годы…
Доуз перерезал шнур.
— Не похоже на судебный процесс, — сказал Фред. — И ты не судья, и не выносишь приговор.
— Я и не собирался, — ответил Доуз.
— Хотя, если бы действительно случилось так, что ты развлекался с одной из своих подчиненных, как я уже спрашивал ранее, то ты давно бы уже вылетел отсюда в космос, и мне было бы наплевать. Но, я почти уверен, что все было именно так, как я и предполагал.
— И что теперь?
Доуз слегка подтолкнул Фреда вперед. У него слегка закололо в онемевших руках. Доуз перерезал веревки на его ногах.
— Если хочешь попроще: можешь пойти и удавиться, когда сочтешь нужным, так хоть АВП не обвинят в твоей смерти. Нас и так грязью достаточно поливают в прессе, не хватало ещё крови героя станции Андерсон на моих руках.
— А какой вариант есть ещё?
Доуз присел и закрыл ножик обратно.
— Полковник, я не разбрасываюсь людьми. Твоя смерть совершенно никак не поможет ни той девочке, ни её отцу. Если ты действительно хочешь искупить свою вину, помочь таким же, как они, помоги нам своим опытом, знаниями. Такой как ты — большая редкость. Ты тренирован, ты знаешь, что и как. А ещё, в системе хорошо известно, что ты убивал астеров, таким образом, ты можешь стать нашим главным и самым влиятельным рупором в системе. Правда, придется отказаться от всего, чем ты дорожишь, кого любишь и знаешь. От той жизни, к которой ты всегда стремился. От того пиетета, с которым на тебя смотрят, от восторженных взглядов. От всего того, что ты и так уже, в общем-то, потерял.
— Вербуете, значит?
Доуз поднялся и положил ножик в карман. На этот раз, Фред увидел, как Доуз улыбнулся.
— Сам решай, что это, — ответил он. Затем повернулся к женщине и произнес что-то на своём языке. — Recanos ai postar. Asi geendig.
— Aiis, — ответила она, профессионально поставив ружье вдоль тела, приставив его к плечу.
Они вышли из комнаты, оставив там Фреда, который с болью массировал ноги. Чувства потихоньку возвращались.




Джеймс Кори — Пробуждение Левиафана


Человечество успешно колонизировало Солнечную систему, Марс, Луна и Пояс Астероидов уже заселены, но звёзды по-прежнему таят немало опасностей.
Водовоз «Кентербери», транспортирующий лед из колец Сатурна к станциям Пояса Астероидов, во время очередного рейса засекает сигнал бедствия от корабля «Скопули». Прибыв на место, экипаж «Кентербери» не обнаруживает на его борту ни одной живой души. Хуже того, спасательная миссия неожиданно превращается в гонку на выживание. Капитан Джеймс Холден и уцелевшие члены его команды становятся обладателями смертоносной тайны.
А на станции Церера в Поясе Астероидов детектив Миллер начинает поиски пропавшей девушки. Расследование приводит сначала к «Скопули», а дальше — к Джеймсу Холдену. Исчезновение Джули Мао становится ключом к разгадке чудовищного преступления, заказчики которого не постесняются развязать полномасштабную войну между Землей и Марсом, чтобы достичь своих целей.
Издательство «Книжный клуб Фантастика» с гордостью представляет роман «Пробуждение Левиафана» — причудливый коктейль из твердой научной фантастики, космооперы, нуара и хоррора, населенный глубоко прописанными и симпатичными героями. Отлично проработанный мир, лихо закрученная интрига, увлекательный сюжет и логическая завершенность. В этом романе есть всё, за что стоит любить книги.
Уважаемые читатели, заходите на сайт официального интернет-магазина «Книжный клуб Фантастика», где Вы сможете приобрести роман «Пробуждение Левиафана» напрямую от издательства (с бесплатной доставкой, без наценок и накруток книжных ритейлеров) всего за 280 рублей. Поддержите правильную фантастику! Именно в ваших руках продолжение серии «Пространство» Джеймса Кори на русском языке!




Обращение к читателям


Уважаемый читатель, данный перевод рассказа «Мясник станции Андерсон» выполнен на сайте коллективного перевода notabenoid.com командой энтузиастов. Большое спасибо всем участвовавшим в переводе и редактировании.
Мы открыты для конструктивной критики и предложений, пожалуйста, сообщайте о замеченных пунктуационных, орфографических или стилистических ошибках на почтовый ящик booktran@ya.ru или на сайте booktran.blogspot.ru.
Нам очень интересна Ваша оценка качества перевода и редактуры данного рассказа, пожалуйста, ответьте на вопросы опроса, доступного здесь или на сайте booktran.blogspot.ru. Заранее спасибо!
Присоединяйтесь к переводу:
Брендон Сандерсон — Сплав закона (цикл «Рожденный туманом»);
Брендон Сандерсон — Душа Императора (цикл «Элантрис»).




Примечания





1


Игровой автомат, представляющий собой промежуточную форму между денежным игровым автоматом и вертикальным пинболом. (здесь и далее примечания переводчика)
(обратно)



2


Сила Кориолиса — одна из сил инерции, существующая в неинерциальной системе отсчёта из-за вращения и законов инерции, проявляющаяся при движении в направлении под углом к оси вращения.
(обратно)



3


Индикатор на лобовом стекле (англ. head-up display (HUD)) — система, предназначенная для отображения символьной и другой специальной информации на экране шлема на фоне обстановки.
(обратно)
Оглавление

Джеймс Кори — Мясник станции Андерсон


***


***


***


***


***


***


***


***


***


***


***


Джеймс Кори — Пробуждение Левиафана


Обращение к читателям




Notes
fb2 библиотека фантастики

читать книгу в формате fb2 онлайн
ЧИТАТЬ КНИГУ ЛЕНТОЙ
Мясник станции Андерсон.fb2

ЧИТАТЬ КНИГУ ПОСТРАНИЧНО
Мясник станции Андерсон.fb2

ЧИТАТЬ КНИГУ ПОСТРАНИЧНО ДЛЯ МОБИЛЬНЫХ УСТРОЙСТВ
Мясник станции Андерсон.fb2

ЧИТАТЬ КНИГУ В 2 ПОЛОСЫ (тест)
Мясник станции Андерсон.fb2


читать книгу в формате fb2 онлайн
СКАЧАТЬ КНИГУ В ФОРМАТЕ FB2
Мясник станции Андерсон.fb2
 


книга fb2 Юрий Погуляй
Компас черного капитана
Когда в заснеженной деревне появляется загадочный старик, жители встречают его радушно, не догадываясь, какую беду он им принесет. Но когда ночным кошмаром оживают древние легенды, становится слишком поздно что-то менять. Следом за стариком в деревню прибывают черные капитаны и их слуги - ледовые гончие. Демоны не пощадят никого. Им нужно то, что прятал старый моряк. То, что способно изменить в этом мире абсолютно все. То, что случайно оказалось в руках выжившего мальчика.
fb2 библиотека фантастики fb2 библиотека фантастики